Интервью Рутины Уэсли для Zap2it

Опубликовано 14.07.2014 автором

Тара Торнтон (Рутина Уэсли) встретила свою настоящую смерть в премьерной серии 7 сезона «Настоящей Крови». Несмотря на это, зрители вновь смогли увидеть актрису в сериале. Во 2 серии Тара появилась в качестве галлюцинации своей матери Лэти Мэй  (Адина Портер) после того, как та выпила кровь вампира. Похоже, что подобные сцены с Рутиной будут появляться на протяжении всего сезона. В своем интервью для Zap2it актриса рассказала о смерти Тары и о том, что значит для нее сериал.

Совсем недавно закончились съемки последнего сезона сериала «Настоящая Кровь». Что ты чувствуешь?

Это было удивительно. Горько и печально, но весело. Было столько эмоций во время съемок последних эпизодов. Я дорожила каждым моментом, словно это было в последний раз. Вся съемочная группа просто замечательная, HBO замечательный. Это был удивительный опыт в моей жизни. Я могу сказать, что это был самый большой опыт, который мне довелось испытать со времен школы. Сериал «Настоящая Кровь» очень важен для меня. В последние дни съемок я пыталась поговорить со всеми, потому что я не знаю, когда мне удастся встретиться с кем-нибудь из каста.  Соберемся ли мы все вместе когда-нибудь? Нет, не думаю. Поэтому я ценю каждый момент, проведенный вместе.

Все были довольно сильно шокированы смертью Тары в самом начале 7 сезона. Какова была твоя реакция на это?

Когда я узнала про это, то просто подумала: «Окей, ну кто-то же должен уйти». Это «Настоящая Кровь». Этот сериал не был бы «Настоящей Кровью», если бы никто не умирал. Я не знала, умрет Тара до вступительных титров или после, но я знала, что это произойдет. Это было незабываемое приключение в моей жизни, поэтому я ни о чем не жалею. Я рада, что смерть моей героини осталась за кадром, потому что Тара лучше всего проявляет себя, когда борется. Мне приятно видеть ее в качестве бойца.

Это вторая смерть Тары. Ты была немного больше подготовлена в этот раз?

Я даже не знаю. Мне кажется, что это больше выражается в реакции людей на смерть Тары. Например, Лафайет сказал, что это что-то вроде облегчения, что он ничего не чувствует. Но в то же время это было очень эмоционально, потому что это конец. Я умерла. Меня больше нет. Я помню, как все вокруг хлопали и показывали свою любовь. Я плакала, Кристин Бауэр плакала и Адина Портер тоже. Но это было замечательно. Такое происходило каждый раз, когда кого-то убивали. Мы провожали так каждого персонажа. Я думаю, что это было очень здорово.

Трудно ли было вернуться «живой» в видении Лэти Мэй?

Нет, я была рада. Это было круто, потому что казалось, что это другая роль. Снова человек. И мне очень понравилось белое платье, как для ангела.

Надеюсь, ты удачно спустилась с креста, на котором Тара находилась во время видения Лэти Мэй. Думаю, что съемка этой сцены была не самой удобной.

Это было сумасшествие. Я боюсь змей, поэтому я подумала, что не смогу это сделать. Я не могла поверить в то, насколько легко было с Сэмми. Сэмми — это имя змеи. Он просто замечательный и мы с ним подружились. Во время съемок он был у меня на лице, я чувствовала его язык, но я знала, что должна продолжать играть роль. И это было круто в какой-то степени.

  • Ника

    Ну ё маё, так жалко Тару!