Дэниэл Джиллис об Элайдже и не только

Опубликовано 21.11.2011 автором

Исполнительный продюсер «Дневников Вампиров» Джули Плек в одном из своих интервью официально объявила третий – Сезоном Древних. Армия поклонники новых злодеев неукоснительно растет, на смену привычному пейрингу Делена/Стелена приходят совершенно новые непредсказуемые фантазии фанатов: Клаус+Стэфан, Клаус+Кэтрин, Элайджа+Елена и, наоборот, еще три раза в обратной последовательности, дорогие читатели. Но большинство этих теорий не выдерживают атаки фактов и напалма сценаристов. Чтобы периодически спускаться на землю и привыкать смотреть правде в лицо, предлагаем вашему вниманию скрипт брифинга Дэниэла Джиллиса с конференции «Nashville Creation Convention».

Читать интервью »

На вопрос, насколько они с Элайджей похожи, Джиллис ответил, что не похожи совершенно: «У меня нет такой уверенности в себе, как у него, но мне нравится играть Элайджу так, чтобы чувствовалась его неуязвимость».

Он предпочитает Элайджу в наше время.

Когда его попросили 3 словами описать себя, то он ответил: «смешной решительный турист».

«Мои волосы популярнее меня», — пошутил Джиллис на вопрос, каким шампунем он моет голову, и добавил, что пользуется шампунем жены.

Вспоминая прослушивание на роль в «Дневниках Вампира», признался, что в то утро «жутко» страдал похмельем из-за случившегося накануне мальчишника своего брата.

Если бы не актерство, он был бы музыкантом. Ему нравятся музыканты, которые сами пишут тексты своих песен.

Ему хотелось бы поработать над акцентом своего героя, но с учетом европейских языковых традиций. Жить Элайджа был бы не прочь в Нью-Йорке.

Любимая сцена, когда Елена закалывает Элайджу в 15 серии 2 сезона, The Dinner Party.  Он считает, что в ней присутствует некая  романтика.

Признался, что ему очень понравилось работать с Ниной Добрев. Добавив, что его семье нравится его роль в сериале.

Раскрыл секрет искусственных сердец – это шары из пористого латекса, вымоченные в искусственной крови. Не рекомендует брать их в руки.

В свободное время овладевает искусством фотографии.

Считает, что жребий, выпавший Катерине, шел вразрез с кодексом чести Элайджи. Он не мог смириться с последствиями ущерба, причиненного в итоге всем сторонам этой драмы.

В третьем сезоне благородству Элайджи придется уступить место отмщению.

Сказал, что существует нечто глубоко романтическое и извечное во всем, что касается Элайджи.

Хочет видеть развитие романтической линии своего героя.

Признался, что не знает, кто из них двоих старше: Клаус или он. Но играет так, будто бы старший —  Элайджа.

Упомянул, что приложил руку к выбору гардероба Элайджи.

Нам остается добавить, что помимо своих актерских и режиссерских талантов, Дэниэл Джиллис еще и поэт, вот стихотворение, которое он опубликовал в своем блоге 15 ноября этого года:
Weeping sky and gypsy bed,
Over streets of all unsaid,
A broken window to a cage,
The emperor of empty page.
You scream anthem to the night,
Out across the moon wet plight,
Vaulting over souls of stone,
Who wait for war and wait alone.
The book we wrote was fast asleep,
I tore that song,
I trampled love,
With dirty little feet.
Wading through the cruel debris,
A blind girl whispers to the sea,
On good ships built of dream and bone,
To sail these shadows of the throne.
Waves will strike the naked day,
I will grieve and look away,
When even good is venom too,
Between the ghost and church of you.
The book we stole was fast asleep,
I tore that song,
I trampled love,
With dirty little feet.
She will steal the mirror mist,
Marching over every kiss,
In every room a savage space,
Where thank you fled with my disgrace.
My hands stained with barren truth,
As sand will fall from royal youth,
Bent beneath that troubled globe,
A prisoner in judge’s robe.
The book we read was fast asleep,
I tore that song,
I trampled love,
With dirty little feet.
Fools will stand in flaming rain,
With open palms on open plains,
As traitors wait with branded brow,
To ravage all and kiss the now.
We’ll play dress up Queens and Kings,
We’ll wage war with diamond rings,
We will carry stone and sling,
We will silence everything.
The book we burned was fast asleep,
I tore that song,
I trampled love.